Эрдоган прибыл в Минск

  • Политика - 11 Ноября 2016, 13:36
Белорусский президент Александр Лукашенко, только что вернувшийся из Катара и Объединенных Арабских Эмиратов, принимает в Минске турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана.

И хотя президент Турции везет с собой на запланированный торгово-экономический форум больше сотни бизнесменов, аналитики в Минске больше говорят о геополитике.

Чем Лукашенко важен Эрдогану? В дни, когда отношения Москвы и Анкары достигли предельного напряжения из-за инцидента со сбитым турецкими ВВС в ноябре 2015 года российским СУ-24, президент Лукашенко назвал Турцию дружественной страной. Публично выразил сожаление о конфликте между "братской Россией" и "дружественной нам Турцией".

В декабре 2015-го, выступая в Ашхабаде в дни 20-летия нейтралитета Туркменистана, белорусский лидер посоветовал и брату, и другу "преодолеть всякие нагнетания страстей и найти возможность сделать для начала хотя бы полшага навстречу друг другу".

В апреле 2016-го на саммите Организации исламского сотрудничества в Стамбуле Лукашенко повторил приглашение Эрдогану, собиравшемуся в Минск с конца 2014-го, посетить Белоруссию.

Международные аналитики, отметив место и еще конфликтное в отношениях Анкары и Москвы время приглашения, тут же расценили этот жест как отказ Минска следовать за ближневосточной политикой Кремля, но "государственные" комментаторы в белорусской столице настойчиво повторяли о желании помирить Москву и Анкару.

Минск не присоединился к санкциям Москвы в отношении турецких товаров. Более того - принял этих товаров больше, чем своего в Турцию продал: по официальным данным, экспорт в Турцию за восемь месяцев нынешнего года составил лишь 53,1 млн долларов (почти вдвое меньше по сравнению с аналогичным периодом 2015-го), а импорт из Турции вырос до 438,6 млн долларов, увеличив отрицательное сальдо во взаимной торговле.

"Большое есть подозрение, что не все поставленные турецкие помидоры съедали белорусы, это отрицательное сальдо на самом деле могло давать барыши", - замечает политический аналитик Александр Класковский. И добавляет: "Сегодня Россия уже замирилась с Анкарой, и российские войны с турецкими помидорами уже кажутся анекдотичными. Но, я думаю, дружба Москвы с Анкарой не прочна, потому что у них разные интересы - в той же Сирии, например, в отношении к курдам".

Эрдоган может попытаться через дружбу с Лукашенко укрепить отношения с Путиным, но рассчитывает на влияние Минска и на иные субъекты постсоветского пространства, полагает международный обозреватель Роман Яковлевский.

"Активность Турции на постсоветском пространстве будет нарастать в свете ее политики неоосманизма. Турция - региональная держава. Ее интересы простираются к тюркоязычным государствам, а союзниками Беларуси являются Казахстан и Киргизстан. Также Азербайджан, куда в конце месяца анонсирован визит Лукашенко", - отмечает эксперт.

"Интерес Турции также связан с логистикой, с выстраиванием линии юг-север - а Беларусь географически находится на этом пути. И с портами Балтийского моря - в этих портах, Клайпедском и Венспилском, присутствует Беларусь", - добавляет Яковлевский.

Интерес Лукашенко Анкара может посодействовать Минску в налаживании связей с богатыми ближневосточными государствами, откуда Белоруссия стремится получить инвестиции и наладить торговые связи.

Лукашенко только что побывал в Катаре и неделю гостил в Арабских Эмиратах, совместив государственный визит с организацией теплых осенних каникул для младшего сына, школьника Коли.

По официальным сообщениям белорусской стороны, в ходе визитов были подписаны документы, обеспечивающие торгово-экономическое и научное сотрудничество, культурные обмены.

"Стремление укреплять связи с исламским миром - абсолютно осознанный выбор, которого Беларусь постоянно придерживается", - заявил Лукашенко на саммите Организации исламского сотрудничества в апреле, напомнив о стремлении Минска проводить многовекторную внешнюю политику.

Подобная многовекторность вряд ли устраивает Москву, полагает эксперт Роман Яковлевский, напоминая, что и Турция, и Катар выступают против режима Башара Асада, поддерживаемого Кремлем.

Любопытное совпадение: за день до приезда Эрдогана в Минск, по возвращению Лукашенко из Катара и Эмиратов, между президентами России и Белоруссии состоялся телефонный разговор.

По сообщениям президентских пресс-служб, Александр Лукашенко рассказал Владимиру Путину "некоторые подробности своего визита в ближневосточный регион", главы государств обсудили актуальные вопросы по ситуации в Сирии и на Ближнем Востоке.

Президенты, как сообщается, поговорили также о проблемных аспектах в белорусско-российском взаимодействии, и пресс-служба Лукашенко сообщила, что встреча Путина и Лукашенко состоится в ближайшие две недели.

Министр энергетики России Александр Новак заявил следом, что в ближайшее время будут приняты решения по газовому спору между Белоруссией и Россией. С начала года стороны ведут безуспешные пока переговоры о цене на поставляемый в Белоруссию российский газ; Москва заявляет, что Минск задолжал за поставки более 300 миллионов долларов; Минск не признает долг и считает цену на газ несправедливой. Москва существенно сократила поставки нефти на белорусские НПЗ, обусловив это газовым долгом.

Соцсети в Минске начали ёрничать: Путин идет на попятную, чтобы Лукашенко не залили нефтью через Турцию арабские шейхи?

Экономические перспективы "Все эти контакты Лукашенко с шейхами, с режимами, которые в Сирии ведут свою политику - по сути, в пику России во многом - Москву раздражают. Как мне кажется, есть у Москвы такое желание чуть дернуть за поводок: съездил - отчитайся, что ты там делал во взрывоопасном регионе? Но и трудно придраться: белорусская дипломатия, надо отдать должное, очень квалифицированно работает. Четко чувствует, где красные линии, которые нельзя переходить. Но и по максимуму использует границы возможного для проведения самостоятельной политики", - отмечает аналитик Александр Класковский.

Официальный Минск подчеркивает: на Ближнем Востоке у Белоруссии прежде всего торгово-экономические интересы. Турция в этом отношении - проверенный партнер.

В Белоруссию идут турецкие инвестиции, турецкими строителями созданы отели "Минск", "Краун Плаза", "Президент-Отель", турецким капиталом обеспечена деятельность одного из ведущих операторов мобильной связи, новая грандиозная стройка развернута в центре белорусской столицы.

Впрочем, с 2008 года стороны декларируют намерение увеличить ежегодный взаимный товарооборот до 1 миллиарда долларов, так и не достигнув желанной цифры.

На торгово-экономическом форуме, приуроченном к визиту турецкого лидера в Минск, белорусская сторона готова предложить турецким бизнесменам развитие сотрудничества.

Но аналитик Александр Класковский заявляет: "Перспективы некого экономического рывка в двусторонних отношениях сомнительны, потому что белорусская экономика остается во многом совковой, нереформированной, и это главное, что подрубает безусловные достижения белорусской дипломатии на турецком направлении".

"Если Лукашенко думает, что турецкий лидер может сказать своим бизнесменам, куда вкладывать инвестиции, какие товары покупать, то такого не будет. Эрдоган со всей своей авторитарностью не командует бизнесом. Экономика в Турции рыночная, частная преимущественно, турецкие бизнесмены, как говорится, гуляют сами по себе", - добавляет эксперт.

"Отложенная партия"

Бытовавшие ранее надежды на содействие Анкары в налаживании отношений Минска с Западом эксперты называют "отложенной партией".

"Эрдоган в свое время был, можно сказать, у Европы на пороге и настоятельно требовал, чтобы Турцию приблизили к приему в ЕС. Но сегодня ЕС осудил Эрдогана за меры, предпринятые после подавления июльского мятежа. Эрдоган рассобачился с Европой, а Лукашенко проявил гибкость - выпустил политзаключенных, удерживает силовиков от излишней брутальности и в свете новых геополитических реалий у Европы почти на приличном счету", - говорит Александр Класковский.

Политолог Сергей Богдан, старший аналитик Центра Острогорского, замечает: "Несмотря на все ссоры нынешнего турецкого лидера с Западом в последние годы, Анкара имеет выходы на Запад, в частности на США. И несмотря на все угрозы, из НАТО и других связанных с Западом международных структур турок с их мощной армией и влиянием в важном регионе планеты никто не исключит".

"Минск вполне может рассчитывать на турецкое руководство и как на еще один потенциальный канал для прагматичных отношений с Западом. Пусть и не сегодня, а в будущем Минск не может себе позволить разбрасываться такими потенциальными возможностями для внешнеполитических маневров", - пишет Сергей Богдан.

"Мы похожи друг на друга" Турция первой в мире - раньше России - признала суверенитет Белоруссии.

Но отношения двух стран стали развиваться продуктивно лишь в последнее десятилетие, когда пришедшая к власти эрдогановская Партия справедливости и развития стала "прагматично относиться к белорусским властям", отмечает политолог Сергей Богдан.

В октябре 2010-го, еще будучи премьером Турции, Эрдоган заметил, принимая белорусского президента Лукашенко: "Мы похожи друг на друга".

"Безусловно, и Эрдоган, и Лукашенко - родственные души в том плане, что это харизматичные авторитаристы. И для одного, и для другого власть - сверхценность, и в средствах для удержания власти они особо не стесняются", - отмечает аналитик Александр Класковский.

Минская мечеть Однодневный визит Реджепа Тайипа Эрдогана в Минск насыщен до предела: встречи президентов Белоруссии и Турции в узком составе, переговоры в расширенном составе, подписание документов, бизнес-форум.

В присутствии турецкого лидера в Минске также торжественно открывают Соборную мечеть, заложенную еще в 2004 году, но достроенную при помощи турецкого представительства по делам религий.

Более полутора тысяч верующих одновременно смогут молиться в величественном здании, расположенном в центре Минска - мечеть видна с проспекта Победителей, по которому регулярно ездит кортеж президента Лукашенко.

На основании переписи населения, проведенной в 2009 году, в Белоруссии проживает около 30 тысяч мусульман.

Самое читаемое