На Азербайджан надо не жаловаться, а учиться у него многому

  • Интервью - 15 Ноября 2016, 16:36
Интервью с директором Армянского центра национальных и стратегических исследований Манвелом Саркисяном.  

12 ноября, в день конституции, Азербайджан начал военные учения, а президент этой страны побывал на линии соприкосновения войск в военной форме, где заявил: «Мы находимся на своих землях, это – Азербайджан. И Лелетепе, и Шуша, и Ханкенди – это Азербайджан. Мы находимся на своих землях и не заримся на земли какой-либо другой страны. В то же время мы никогда не позволим создать на наших землях второе армянское государство. Это – наша исконная, историческая земля, и мы вернемся на все наши земли, которые сегодня все еще находятся под оккупацией.  Если армянские вооруженные силы не сделают правильных выводов из апрельских боев, то в дальнейшем будет еще много успешных операций, подобных Лелетепинской». Значит ли это, что Азербайджан готовится к новой войне?

Азербайджанское руководство никогда не отказывалось от планов войны, а переговорный процесс был всего лишь местом закрепления его права на военное решение проблемы. Нас больше должна интересовать наша политика – более двух десятилетий сменяющие друг друга ответственные лица Армении лишь жалуются на Азербайджан, усматривая в этом «мудрую» политику и оправдываясь за все неудачи. Никогда причины неудач не усматривали в отсутствии собственной эффективной политики. Вот и сейчас – Азербайджан демонстрирует уроки, которые извлек после апрельской войны, а общество Армении все ждет, когда собственные власти покажут свои выводы. Но ждать не нужно – вывод уже есть, и вывод не совсем утешительный. В сентябре всем продемонстрировали новейшую технику, в том числе, ракетную. Однако заявили, что ракетная техника имеет цель сдерживания противника от полномастштабной войны. То есть, такая техника была у нас и до апрельской войны, но это была не та война, чтобы ее применять. Для такой войны у нас есть иная тактика - тактика карательных операций, и она имеет цель сдерживания противника от любой активности на линии соприкосновения войск. Естественно, на вопросы о том, почему эта техника не была применена в период апрельской войны, обычно дается ответ, что не было желания стимулировать полномасштабную войну. «Железная» логика.

Что же мы получаем на деле? Получается, что ракетная техника никак не предназначена для сдерживания локальной войны. Соответственно, руки Азербайджана развязаны для ведения боевых действий с целями захвата передовых позиций Армии обороны Арцаха. Главное, чтобы они действовали пешим ходом и легко вооруженными. Так и было сделано во время апрельской войны и, наоборот, уже Азербайджан грозился ракетными ударами по Степанакерту, если армяне «не будут сидеть на месте» и станут мешать Азербайджану осваивать захваченные территории. Армяне промолчали и остановились. Шантаж Азербайджана полномасштабной войной сработал безукоризненно. Поэтому и не удивительно, что президент Азербайджана сейчас уверяет свою армию и общество в том, что будет спокойно захватывать Арцах по примеру Леле-тепе, то есть, «многочисленными безболезненными» средствами, поскольку армяне не будут применять серьезную технику при такой тактике Азербайджана. А именно: заход пешим ходом на передовые рубежи АО НКР, захват этих позиций с последующим требованием остановки войны под угрозой применения ракетного вооружения против мирного населения Арцаха. То есть, создан эффективный механизм противодействия карательным действиям АО НКР. Тактика ее  карательных действий сведена к фикции.

В чем видит руководство Азербайджана эффективность такой политики? Ведь сопредседатели Минской группы на встрече в Вене 16 мая поставили перед Азербайджаном довольно жесткие условия, потребовав установить механизмы контроля на линии сопрокосновения.

Да, появление таких требований со стороны сопредседателей Минской группы - не очень приятное обстоятельство для Азербайджана. В дипломатический обиход введена идея определения виновного за нарушение режима перемирия – это прямая угроза для поставленного Азербайджаном в основу политики «права на войну».  Именно это обстоятельство и вынуждает Азербайджан проводить политику с надеждой на то, чтобы вынудить мир отказаться от подобных требований. Все нынешние действия Азербайджана – широкомасштабные учения, заявление о приобретении новейших вооружений, прямые угрозы и ультиматумы – имеют целью продемонстрировать мировому сообществу пренебрежение к выдвинутым требованиям. И только на первый взгляд кажется, что такой подход напоминает каприз. В Азербайджане хорошо понимают, что непризнанность НКР оставляет за ним право говорить о применении силы «в законном порядке». Руководство этой страны надеется на то, что сможет убедить мировое сообщество, что взятые им обязательства решать проблему мирным путем не могут быть препятствием на пути военного решения. По крайней мере, Азербайджан надеется на то, что кому-то из держав понравится или надоест его политика «бряцания оружием», и особого вреда от этого не будет. Тогда возможной станет тактика перманентной войны, в которой можно будет иметь какие-то приобретения. Нескончаемые заявления президента Алиева о правах его страны преследуют именно цель оправдания такой политики. И, надо сказать, что при всей рискованности, пока что особого вреда такая политика Азербайджану не принесла. Хотя, конечно, не у всех в мире проявляется идентичное с Азербайджаном видение прав этой страны. По крайней мере, право Арцаха на самоопределение призано многими.

А как же можно преодолеть такую опасную для Армении и Арцаха ситуацию? Азербаджан ведь по своей воле  не откажется от военного пути решения проблемы?

Нашей целью не может быть постоянная война с Азербайджаном. Эта страна перестанет воевать только тогда, когда убедится, что война не решает ее проблемы. Убедить его должны мы – заявления международного сообщества о том, что нет военного решения, не убеждают азербайджанцев. Описанное мною отношение к военному противостоянию сторон надо изменить в корне. Необходимо выработать совершенно иную логику сдерживания Азербайджана. В первую очередь, необходимо лишить Азербайджан права на применение силы. В Армении до сих пор плохо понимают важность этого обстоятельства – в проводимой до сих пор политике не было особых усилий в этом направлении. Наоборот, даже увеличивающиеся в мире акты признания НКР воспринимаются с улыбкой – мало кто осознает, что каждый такой акт содержит в себе факт отрицания права Азербайджана на Арцах. От таких наивных представлений давно пора отказаться. Любые локальные действия противника должны настолько осложнить военные и политически позиции Азербайджана, чтобы они потеряли смысл. А потеряют они смысл тогда, когда Азербайджан потеряет больше, чем может приобрести в результате любой локальной операции. И дело не в людских и технических потерях – такие потери малозначительны для Азербайджана. Потерять больше – значит, обрести новые проблемы, осложняющие состояние этой страны как в сфере политики, так и в военной сфере. В первую очередь – проблему потери права на применение силы против НКР.

Не нужно забывать, что самым слабым местом Азербайджана является то, что он потерял Арцах как в военном, так и в политическом отношении. В одиночку поставить задачу захвата Арцаха он не может – не может и решить такую задачу. Соответственно, именно цель нанесения Азербайджану непоправимого урона в случае применения им локальных действий должна быть поставлена в основу стратегии армянской политики. К этому и должа свестись карательная политика. Даже в условиях «беззубой» политики Армении апрельская война принесла Азербайджану такой урон: Армения получила шанс на приобретение новейших вооружений, а НКР нашла политическую поддержку в мире. Проблема статуса Арцаха обрела актуальность в международной политике, а военный статус Армении в качестве фактора стабильности в регионе оказался признанным многими ведущими державами. Результат мог бы быть большим, если бы в очередной раз не проявила себя присущая армянской политике «мания страха перед державами». В деле освобождения от этой мании надо поучиться хотя бы у своего противника – Азербайджана. 

Самое читаемое