Корни зла восходят к двум явлениям

    • Интервью - 12 Октября 2016, 14:36
Наш собеседник – вице-председатель партии «Свободные демократы» Ануш Седракян.

Как вы расцениваете политическую ситуацию в Армении?

В Армении явно можно наблюдать ценый ряд трендов. Первое – создание для широких масс иллюзии реформ, отстранение одиозных фигур, скомпрометировавших себя.

Второе – сохранение избирательных механизмов в руках власти. Об этом свидетельствуют манипуляции на муницпиальных выборах, в ходе которых ни перед чем не останавливались, не уступив даже один город. Власти демонстрируют, что реформы визуальны, имеют имитационный характер, а на деле все происходило так, как прежде.

Между тем, корень зла в Армении восходит к двум вещам. Первая – интеграция в российскую модель вместо европейской, что можно назвать исчадием зла, второе – выборы, поскольку в Армении никогда не позволяли формировать путем справедливых выборов власть, даже на местах. Казалось бы, на муниципальном уровне можно было пойти на уступки, но РПА не уступила даже это. И пока два этих корня зла не устранены, ничего не изменится. Не случайно некоторые силы, провозглашая себя оппозицией, «пропускают» неприятный для них момент российской доминанты. Им кажется, как, например, «Гражданскому договору», что смену власти и реформы можно провернуть в рамках нынешнего политического фрейма, по нынешним правилам.

К сожалению, это не так. Я бы хотела, чтобы они не ошиблись, и ситуацию в Армении можно было изменить на так называемом внутреннем уровне. Но реальность указала на невозможность этого, на то, что нельзя игнорировать глобальные проблемы и концентрироваться на «локальных», пытаясь проводить глобальные реформы или глобальную смену власти.

Возникает также вопрос, почему народ, который воротит нос от власти, все же, проголосовал за РПА. Речь идет не о взятках. Если б общество увидело существенную разницу в программах, образе мышления и поведении, его мудрость позволила бы почуять разницу. Люди просто предпочли обещавшего с деньгами тем, кто обещал без денег.

Многие говорят, что реальной альтернативы нет. Вы согласны с этим?

Пока власть в Армении пребывает под диктатом Москвы, и участвовавшие в муницпиальных выборах силы не размежевались по этому вопросу, оставаясь в рамках властной идеологии, о реальной оппозиции вряд ли приходится говорить. Тем более, в Армении развито пространство интриги, политических сделок и торга, который не может оставаться закулисным. Порой торг раскрывается вполне продуманно – например, после выборов мэра Ванадзора представители РПА и «Возрождающейся Армении» демонстративно обнялись. Правда, по парадигме политического торга объятий не должно было быть, но РПА решила продемонстрировать, что торгу подвержены все, но они выбирают старых друзей.

К чему все это может привести?

Власти всячески пытаются удержать власть, они не ставят задачу становления государства. Если б такая задача была, то реформы проводились бы форсированно. Они не хотят реформ, просто нужно сдержать растущее народное недовольство. Мы можем стать свидетелями того, как расчлененная и приватизированная Армения окажется за пределами страны в финансовом выражении. Нет ни механизмов контроля, ни смены власти, вернее, стремящиеся к власти силы не выдвигают этот вопрос в своей предвыборной борьбе. Если в отношении государства совершается преступление, оно должно расследоваться. До сих пор ни одно преступление против Армении не было расследовано.

Что должна предпринять оппозиция?

Прежде всего прекратить политический торг, понять, что без прерывания связей с Россией в Армении политическое изменение невозможно, и положить конец внутриоппозиционной грызне.

В Армении, судя по всему, растет число политических сил с пророссийской ориентацией.

Это колоссальная угроза, я понимаю, что поле деятельности и ресурсы прозападных сил ограничены, но в конце концов время само внесет коррективы в российскую модель. Вопрос в том, будем ли мы к этому готовы.

Вы думаете, переназначение Эдварда Налбандяна также было обусловлено пророссийским курсом?

Главы министерств, обеспечивающих связь с внешним миром – иностранных дел и диаспоры, не изменились. Но я думаю, международные развития вынудят министра сменить систему деятельности. 

Самое читаемое