«Я пошел ва-банк, чтобы достучаться до Путина»

  • Интервью - 30 Августа 2016, 17:18
Интервью обвиняемого в захвате банка в Москве Арама Петросяна Дождю.  

Вечером 24 августа бизнесмен Арам Петросян захватил отделение «Ситибанка» в центре Москвы, взяв в заложники четырех человек. На шее у него был муляж бомбы — желтая коробка, из которой торчали провода. Для переговоров с ним к отделению приехали министр внутренних дел Владимир Колокольцев и глава столичной полиции Анатолий Якунин. Через некоторое время Петросян сдался. Его обвиняют в вооруженном захвате заложников, Петросяну грозит 15 лет тюрьмы. Сейчас бизнесмен находится в СИЗО. В интервью Дождю он утверждает, что своими действиями пытался привлечь внимание президента Владимира Путина к своим проблемам. Пойти на захват заложников его подтолкнуло собственное банкротство, утверждает бизнесмен. Дождь публикует расшифровку переписки с Арамом Петросяном, ответы телеканалу были переданы через адвоката Петросяна — Станислава Мальцева, члена коллегии адвокатов «Карабанов и партнеры».

Дождь: Где и на кого вы учились? Расскажите подробнее про ваш бизнес?

Арам Петросян: В Армении я получил высшее экономическое образование, я экономист. Я всю жизнь был в бизнесе, с 20 лет. К 29 годам я был миллионером. Я имею 32 патента, пять авторских прав. Приехав в РФ, для того чтобы иметь средства на жизнь, я продал ряд своих патентов производственным компаниям и тем самым заработал стартовый капитал. К примеру, это патент на черенок для лопаты с мерными делениями — никто до этого не додумался почему-то раньше, что повышало спрос! Также один из моих патентов был продан китайской компании — это двустороння спичка! Кроме того, мой патент — это одноразовые ароматизированные грязевпитывающие коврики для авто, которые продаются в каждом магазине. Он также был продан для начала моей деятельности в РФ. Это самые малые, простые и дешевые из моих изобретений.

30 октября 2015 года Путин на Совбезе говорит об индивидуальных средствах защиты, но чтобы это была обязательно российская разработка. Я через 90 дней ровно представляю в аппарат президента свое готовое изделие — «ФармаБейдж», средство индивидуальной защиты. Об этом даже выходит репортаж на «Лайфньюз» (Дождю не удалось найти сюжет на сайте телеканала).

В каком году и из-за чего у вас начались проблемы с бизнесом?

Примерно в 2013 году начались проблемы с бизнесом, так как мой проект, 60% которого купила канадская компания, был частично реализован на украинском предприятии «Турбоатом», однако опытный образец не удалось произвести по известным причинам.

Как вы обанкротились и чем занимались после этого?

Это было в городе Можайск, где было создано производство древесного и активированного угля, однако не хватило оборотных средств для его реализации.

Я создал ряд новых проектов, таких как «ФармаБейдж», готовый экземпляр которого я подарил Путину во благо народа РФ. Мною была создана новая компания по производству средств индивидуальной защиты.

Расскажите про свой поход к Владимиру Путину в 2012 году.

Да, 21 декабря 2012 года я посетил аппарат президента, надев одежду Деда Мороза, а свою помощницу нарядив Снегурочкой, поместив при этом в подарочные папки два своих авторских проекта — «Страна равных возможностей» и «Арамеец», которые и подарил Путину.

Что это за патенты?

Мой проект «Страна равных возможностей» — это столыпинские реформы. Я фактически новый Столыпин. Эти реформы способны изменить к лучшему жизнь всего народа РФ. В день, когда я подарил второй свой проект, «Арамеец» — это было равноценно зворыкинскому открытию. Я – новый Зворыкин для России. Все мои проекты имеют патенты и защищены.

Я готов подарить мой также запатентованный в РФ проект авиадвигателя, этим двигателем я есть новый Сикорский для РФ. Я создал двигатель, который экономит более 60% топлива и фактически беззвучен. Все эти проекты заинтересовали другие страны, но я хочу и хотел все это реализовать в своей стране.

Кого вы считаете виноватым в своих проблемах?

Первым делом себя. А потом — бюрократов. Как сказал академик Аузан: «Элите реформы не нужны». А от себя добавлю: «Реформы нужны только народу и президенту».

Почему вы обращаетесь именно к Владимиру Путину?

Я очень уважаю и люблю своего президента — Путина. Я гражданин РФ. Я не оппозиция — я за РФ и за Путина! Я верю нашему президенту, и мне нравится ему верить! Я как мужчина к мужчине, как офицер к офицеру обращался и обращаюсь к Путину в надежде, что он услышит меня и поймет, что все мои проекты необходимы стране и людям!

Также имел место случай, когда Путин приезжал в город Серпухов почтить память ветеранов и участников войны, где к нему обратилась ветеран с просьбой о замене ее машины, однако тогда ее просьба осталась неуслышанной. Но через десять дней лично за рулем нового автомобиля Путин приехал в Серпухов и подарил авто этой участнице войны, а также распорядился передать средства на поддержание мемориала, и именно на этом месте, что символично, я позднее снял свой видеоролик, который видели миллионы людей.

А вспомним недавнюю историю с погибшим героем-летчиком в РФ. Путин заставил Турцию и Эрдогана признать свою вину, пусть и с трудностями для народа РФ, но этот поступок — поступок мужчины!

Все это поступки мужчины, и именно поэтому я говорю о том, что Путин будет моим адвокатом, я верю в это, и мне нравится верить в это!

В мае этого года другой мужчина захватывал банк в Москве. Его убили во время переговоров. Слышали ли вы про эту историю? Не боялись ли, что с вами может случиться то же самое?

Да, конечно, я боялся, но и надеялся, что этого со мной не случится. Я пошел ва-банк, чтобы достучаться до Президента.

В каком случае вы готовы прекратить голодовку?

Сразу после судебного заседания 26 августа 2016 года мне стало плохо, была вызвана скорая помощь, мне сделали ряд уколов и попросили не рисковать своим здоровьем, тем более что данное решение было обжаловано моим адвокатом, чтобы я находился в здравом сознании, на что я согласился. (26 августа Петросян объявил сухую голодовку. Через три дня стало известно, что он ее прекратил).

Какой вы видите вашу дальнейшую жизнь?

Я верю, что скоро выйду на свободу и буду работать на благо России и ее народа, все сделаю для моих проектов «Страна равных возможностей» и «Арамеец» на благо народа. Также, кто возьмется ухаживать на период моего нахождения в СИЗО за моей матерью, я поступлю как граф Монте-Кристо, [который] отблагодарил Морреля, так как я уверен в своих проектах и в том, что они дорогого стоят. Рано или поздно я все же выйду, верю в это.

Хочу сказать «СПАСИБО» от меня начальнику ГУВД Якунину.

От меня поступила просьба — после того как я сдамся, не надевать на меня наручники и не применять меры физического воздействия. Якунин выполнил мою просьбу, дал слово офицера, что со мной будут поступать достойно, он поступил как мужчина и сдержал свое обещание.

Вторая моя просьба была — после моего задержания не помещать меня в тюрьму, а позволить остаться под домашним арестом. Якунин на это мне ответил, что это вне его компетенции, то есть поступил со мной честно, хотя мог быть и солгать. И я благодарен ему за его честность и поступки настоящего мужчины и офицера.