Два непременных условия для Карабаха

    • Интервью - 29 Августа 2016, 11:43
Наш собеседник – экс-министр иностранных дел НКР Арман Меликян.

Господин Меликян, официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что США вряд ли станут уступать России лидерство в Карабахском урегулировании, хотя это стало бы прорывом. Что это – Россия не может перехватить единоличную инициативу?

Насколько я понимаю, госпожа Захарова всего лишь заявила, что не верит в то, что США по какому-либо вопросу готовы уступить лидерство России, и в этом контексте процесс урегулирования арцахско-азербайджанского конфликта специально не акцентировался. Должен заметить, что в этом вопросе споуксмен МИД России однозначно права – США действительно не станут добровольно уступать лидерство России.

В какой мере внешняя политика Армении адекватна сложившимся реалиям?

Наш регион вступил в фазу фундаментальных трансформаций, которые несут в себе ряд весомых угроз для Армении. Эти развития являются мощным стимулом  для изменения внешнеполитических подходов. Вопрос не в личности министра иностранных дел, важнее то, в состоянии ли действующая власть выработать и проводить внешнюю политику, эффективную в новых условиях. Именно политику, а не крикливую пропаганду, которую до сих пор пытаются представить как политику. Традиция путать политику с пропагандой и ввергла нас в это положение.

Бывший американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайза в статье на atlanticcouncil.org отметил, что число районов, о которых идет речь в ходе переговоров, сократилось с 7 в 2007 году до 2 в июле этого года и 0 сейчас. Что это значит?

Я не знаю, что подразумевал господин Брайза, тем более, что по ряду объективных и субъективных причин я не склонен доверять его мнению. В одном только могу с ним согласиться – ни миллиметр земли НКР не подлежит сдаче. Логика переговорного процесса, носителем которой был и господин Брайза, сводилась к мертворожденной и недееспособной формуле «статус взамен территорий». Для обеспечения мирного урегулирования конфликта эта формула не только не может быть применена, но и может вызвать войну. Есть другие, более эффективные и сохраняющие достоинство сторон формулы.

Актуален ли «план Лаврова»?

Думаю, условно называемая «планом Лаврова» определенная концепция российских политических подходов существует, и ее смысл сводится к тому, что формально Арцах будет считаться частью Азербайджана, но де-факто абсолютно независимым и не будет подчиняться официальному Баку. Правда, в этом случае НКР не только не сможет проводить внешнюю политику, но и вынуждена будет воздерживаться от шагов, направленных на ее международное признание. Гвоздем данного плана должен стать ввод российских миротворцев на территорию НКР, ценой территориальных потерь со стороны Арцаха. На деле реализация подобного плана может стать коллапсом для России не только с точки зрения сохранения позиций на Южном Кавказе, но и в более пространном контексте. А для продвижения своих интересов на Южном Кавказе России следует принять иные приоритеты, хотя я не уверен, что Кремль проявит для этого достаточную последовательность, осмотрительность и смелость.

Какие проблемы могут возникнуть в случае перехода Арцаха к системе управления, предполагающей наличие суперпрезидента?

Конституционные реформы в Армении и НКР имеют диаметрально противоположные векторы. В РА совершен переход к аморфной системе, предполагающей перевод политической ответственности с отдельных фигур на аморфный парламент, а в НКР предпочитают вариант президентского правления, то есть, максимальное сосредоточение исполнительной власти в руках конкретного человека. Кроме того, по дошедшим до меня сведениям, будут и переходные положения, которые предполагают долженствование действующего президента до 2020 года.

В контексте процесса урегулирования аморфизация ответственности официального Еревана и сверхцентрализация власти в Степанакерте не могут не вызвать озабоченности. Ощущение такое, что здесь решили умыть руки, а там создаются условия, чтобы можно было одним росчерком пера решать какие угодно вопросы.

Это, конечно, общие озабоченности, соответствие действительности которых можно будет подтвердить или опровергнуть только после того, как будет обнародован окончательный вариант реформ. В любом случае, если слухи о прологнировании полномочий Бако Саакяна соответствуют действительности, то озабоченность становится предметнее, поскольку возникает подозрение, что Конституция меняется исключительно исходя из желания продлить свою власть еще на пару лет, даже узурпировать ее. Честно говоря, в армянской политической среде провозглашаемые во имя демократии реформы не внушают доверия – как правило, действующий режим проводит их исходя из собственных интересов.

Конституционные реформы в Арцахе будут оправданы, если по ходу тот же Бако Саакян инициирует серьезные законодательные изменения. Если действующий президент внесет в парламент законопроект, который четко и ясно определит границы страны, в нерушимые пределы которых войдет вся территория, контролируемая властями НКР, плюс все территории, оккупированные противником в ходе Первой Арцахской войны, тогда можно будет счесть, что он готов стать гарантом территориальной целостности НКР. Второй непременной законодательной инициативой должен стать полноценный закон о гражданстве НКР, после принятия которого можно будет говорить о том, что НКР является государством.

Эти шаги следует предпринять до вступления в силу новой Конституции, и только их имплементация создаст условия для оценки реальных устремлений господина Саакяна.