Армянский суд действовал под давлением России?

    • Интервью - 23 Августа 2016, 18:29
После оглашения пожизненного приговора признанному виновным в убийстве 7 членов семьи Аветисян Валерию Пермякову остался открытым важный вопрос – где Пермяков будет нести наказание. Есть сведения, что его экстрадируют в Россию.

На наши вопросы ответил представитель семьи Аветисян, адвокат Мигран Погосян.

Господин Погосян, могут ли Пермякова экстрадировать в Россию?

Согласно процессуальному кодексу, суд не определяет тип пенитенциарного учреждения. Но Армения является подписантом Минской конвенции, согласно которой Армения и Россия вправе обсуждать экстрадицию. Это происходит после вступления приговора в силу. Так что, я не знаю, что будет потом. Не думаю, что в случае экстрадиции Пермяков не будет нести наказание, но было бы лучше, если б его оставили в Армении.

Судебный процесс завершен, но ответов на многие вопросы нет. Какие для вас вопросы остались открытыми?

Пожизненного приговора следовало ожидать. Но остается вопрос, выполнит ли этот приговор превентивную функцию, и подобные преступления больше не будут совершены. Чувствует ли Российская Федерация хотя бы моральную ответственность за произошедшее? Суд не позволил, чтобы ходатайство о материальном ущербе дошло до России. И остается вопрос – будет ли сделано все, чтобы впредь на российской базе в Армении оказывались только здоровые военнослужащие? Если б российскую сторону привлекли к ответственности, они были бы более осторожны.

Вы ощущали тенденцию ограждения российской стороны от ответственности?

Я думал, что суд будет превыше всего этого, но судебный процесс продемонстрировал, что суд оказался не в состоянии сделать это. Например, суд принял ходатайство, признал Российскую Федерацию гражданским ответчиком, принял в производство гражданский иск, а через неделю выяснилось, что суд отказывается принять гражданский иск в производство. Очевидно, что это умышленный шаг, чтобы Россия даже не выражала мнение по поводу этого иска.

То есть, армянский суд продемонстрировал зависимость от российской стороны?

Поскольку давление на суд считается преступлением, я не буду заявлять об этом, но считаю, что в действиях суда можно было заметить давление.