Очень опасно героизировать вооруженную группу «Сасна црер»: Интервью news.am с Виталием Баласаняном

  • Интервью - 09 Августа 2016, 20:15
В беседе с Новости Армении – NEWS.am герой Карабаха Виталий Баласанян рассказывает о разговорах относительно договорённости по  встрече Сержа Саргсяна и Жирайра Сефиляна, а также о собственной встрече с арестованными членами вооружённой группы, захватившей полк ППС в Ереване и позже сдавшейся:

Как решилось, что посредником между властями и вооружённой группой станете Вы?

Когда мы получили известие о захвате, президент Армении Серж Саргсян был в Карабахе. Глава Армении встречался с представителями политических сил. Могу сказать как человек, который прошёл долгий путь во время войны: никаких разговоров о сдаче территорий не было.

Утром Саргсян должен был выехать. Когда мы узнали о случившемся, я лично через президента НКР Бако Саакяна сообщил, что хочу приехать в Ереван и вести переговоры. Серж Саргсян отказался, сказал – не беспокойся, мы сами найдём решение. Подождал ещё два дня, позвонил лично Сержу Саргсяну, сказал: я готов и не могу остаться в стороне, потому что моя родина – не только Нагорный Карабах, но и Республика Армения.

Когда я прибыл, обсудил с президентом круг своих полномочий, после чего встретился и выслушал Жирайра Сефиляна. Его предложения по пунктам у меня записаны. Что касается того, отказался ли Жирайр Сефилян от своего требования об отставке Сержа Саргсяна, скажу прямо – да. Сефилян сказал: на данный момент я этого не требую. Первый  пункт: освободить его самого, изменить меру пресечения. Освободить всех политзаключённых и ещё несколько вопросов. Я представил всю это президенту. Он внимательно выслушал, сказал – я обсужу и дам ответ. И сказал: если Жирайр Сефилян может отдать распоряжение, чтобы вооружённая группа сложила оружие, я готов его принять. После этого Сефилян не выполнил своих обещаний. Саргсян не делал заявлений о том, что готов принять Сефиляна. И мнения о том, что он сначала обещал, а потом отказался от своих слов, не соответствуют действительности.  

Именно после Вашего заявления в связи с этими пунктами и Енигомшян, и Варужан Аветисян заявили, что больше не признают Вас переговорщиком. Что произошло тогда, и как Вы позже вернулись к роли посредника?

Когда мы встретились с Жирайром Сефиляном во второй раз, присутствовал Алек Енигомшян, был и уполномоченный представитель президента. Такого разговора не было, и заявления Енигомшяна не соответствуют действительности. Наверное они были сделаны, чтобы выиграть время и собрать больше митингующих.

Я ни минуты не отсутствовал на переговорах. Когда мы договорились, что придёт пресса, провели красную линию, через которую нельзя было переступать, мы определили место. Но слово было нарушено. Потом начались выстрелы, вы видели это и на записи. Я сказал ребятам: вы нарушили слово, я большое к вам не приду. Когда найдёте в себе силы извиниться – вернусь.

Скажу больше: в мире не было случая, когда вооружённые люди захватили бы территорию, тем более – военного значения, там были бы убитые и раненые, и после этого власти страны отправляли еду и медпомощь. Власти проявили гуманизм. Они тоже – наш народ. Президент здесь поступил хладнокровно. А потом мы получили то, что получили. Убийство прапорщика. Это ужасно. Но благодаря нашему народу, нашим правоохранителям, нашему президенту, разуму членов  вооружённой группы всё завершилось благополучно. Все были готовы обойтись без кровопролития. За исключением некоторых. Мы не имеем право решать какой-либо вопрос оружием. 

«Учредительный парламент» опубликовал видео, как доказательство Вашего обещания: если вооружённая группа сложит оружие, Саргсян встретится с Сефиляном.

Повторяю, это запись за 20 июля. А запись, которую смонтировали и дали СМИ, касается 29 июля. Она совершенно не соответствует действительности.

Адвокаты ряда членов вооружённой группы говорят о плохом обращении с их подзащитными, в том числе неподобающем уровне медпомощи в «Больнице для осуждённых» и препятствиях для встреч адвокатов и подзащитных. Вы в какой-то степени выступали гарантом законности. Знали ли Вы об условиях содержания арестованных?

Я готов в любое время, с разрешения правоохранителей, посетить «Больницу для осуждённых», поговорить с арестованными, и пусть мне докажут. Я вчера был там, видел палату, где лечатся Арам и Павел Манукяны, и могу сказать, что в республике нет таких хороших больничных палат. Все раненые довольны, благодарят персонал. Благодарят власти, правоохранителей, что мы избежали очередного кровопролития. Сколько было раненых: Арам Манукян, Павел Манукян, Армен Ламбарян, Татул Тамразян, Ашот Петросян. Со всеми я встретился лично. Говорили и с руководителем больницы. Будут очередные операции, а если будет нехватка специалистов, Минздрав готов пригласить их из-за рубежа.

Я был и в уголовно-исполнительных учреждениях «Нубарашен» и «Вардашен», переговорил с Араиком Хандояном, Торосом Торосяном, Арегом Кюрегяном. Всё нормально. Более того: они тоже благодарили. И я поблагодарил, что они вели себя разумно. В «Вардашене» встретился с Варужаном Аветисяном и Мхитаром Аветисяном. И они в нормальном состоянии, жестокостей против них не было, никто им ничего не говорит. Все удивлены таким обращением. Пусть мир берёт с этого пример.

Я поговорил со всеми ребятами, при них звонил им домой, там ребята поговорили с семьями.

А сведения, не имеющие ничего общего с действительностью, прошу не распространять. Было очень опасно, когда некоторые из митингующих призывали присоединиться к вооружённой группе и героизировали то, что сделали эти люди. Это очень опасно для нашей страны.