Нужно проложить новые инфраструктуры, либо придется национализировать имеющиеся

    • Интервью - 07 Августа 2016, 16:51
Наш собеседник – экономист Ашот Егиазарян.

Господин Егиазарян, в Армении создано государственное предприятие, которое призвано начать транзит газа из Ирана в Грузию. Что это значит для Армении?

Это указывает на определенные намерения, и уже создано конкретное предприятие. Это означает, что территория Армения может быть использована для транзита, как минимум из Ирана в Грузию, а оттуда до Черного моря, поскольку проект состоит именно в доведении иранского газа до Европы.

Это довольно масштабный проект, хотя сложно сказать, когда он воплотиться. Как известно, в свое время планировалось проложить армяно-иранскую трубу более крупного диаметра, но под давлением российской стороны диаметр сократили. В итоге все газотранспортирующие инфраструктуры Армении перешли в собственность российской компании. И если есть намерение транспортировки более крупных объемов газа, то придется прокладывать новые инфраструктуры.

Нынешняя труба позволяет несколько нарастить объемы транспортируемого газа – как для Армении, так и в определенной мере Грузии. Пока такие проекты не анонсируются, создано только государственное предприятие, которое уполномочено заниматься импортом и экспортом. Эта компания должна заключить договор с Газпром Арменией и получать, видимо, определенные комиссионные за транзит.

Есть ли угроза, что российская сторона вновь окажет давление, если вдруг будет решено импортировать и экспортировать более крупные партии иранского газа?

Это уже вполне привычно для Армении, так что, такое не исключается. Но теперь есть нюанс – создана компания, хотя это пока ничего не значит.

Какую политику должна проводить армянская сторона, чтобы избежать вероятного давления и приступить к более солидным проектам?

Рано или поздно возникнут проблемы в поставках российского газа в Армению. Мне кажется, может наступить момент, когда российской стороне и вовсе будет невыгодно поставлять газ в Армению транзитом через Грузию, которая может выдвинуть свои условия. Кроме того, транзит повышает стоимость газа. Это нерешаемые проблемы для Газпрома, его присутствие в Южном Кавказе бесперспективно и в смысле инфраструктур, и масштабов. Россия так или иначе будет вытеснена из региона как крупный газовый игрок.

Армения должна предпринять два шага. Первое – создание новых инфраструктур без участия России, по которым иранский газ может транзитом через Армению добраться до Грузии и оттуда до Европы. Другой шаг – нужно предпринять меры по национализации проходящих по территории Армении инфраструктур.

Какие перспективы откроются перед Арменией, если транзит иранского газа в Европу станет реальностью?

Грузия тем самым сможет решить проблему слишком высокой зависимости от азербайджанского газа. На данном этапе Иран поставляет газ как Азербайджану, так и Армении, может случиться, что и Грузии. То есть, экспансию Ирана в регион тоже можно счесть успешной. А в будущем значимость может возрасти в связи с повышением важности Кавказа в деле поставок иранской нефти в Европу.

Для Армении это может стать деблокадой коммуникаций. До сих пор энергокоммуникации в основном обходили Армению, и это было обусловлено тем, что эти коммуникации должны были обходить также Россию и Иран. Теперь такая задача не стоит, более того, Иран сам создает новые коммуникации, которые = не ставят в качестве задачи обход Армении стороной.

Наоборот, судя по всему, ставится задача обойти Россию. Это значит, что Армения получает серьезную возможность в новом геоэкономическом и геополитическом порядке. Армения может стать серьезным направлением для новых геополитических проектов.