Попытки Азербайджана проводить многовекторную политику - 2

    • Комментарии - 11 Октября 2016, 16:26
Продолжение, начало здесь

 

Есть сведения, что И.Алиев принял решение о продлении власти своей семьи до середины 21 века, рассматривая в качестве претендентов на президентский пост либо свою супругу Мехрибан Алиеву, либо супруга сестры, либо одного из двоюродных братьев нынешнего президента.

Пользующийся популярностью в стране И.Алиев не может, тем не менее,  рассчитывать на признание легитимности президентских выборов без одобрения Западного сообщества. Для клана И.Алиева сложилась весьма благоприятная внешнеполитическая ситуация. Имеются полные гарантии поддержки Турции, что одновременно означает отказ Турции от поддержки своей предыдущей кандидатуры Али Керимли и его партии Народного фронта Азербайджана и лидера «Мусавата» Исы Гамбара.

Хотя США и рассматривали в качестве  претендентов на пост президента Азербайджана политиков, тесно связанных с американскими и британскими интересами: Ису Гамбара, Этибара Мамедова и Расула Гулиева, но ГосДепартамент декларировал политическую поддержку И.Алиева (что, конечно же, не имеет обязывающего значения).

В настоящее время выясняется, что более реальными выдвиженцами американцев в перспективе могут стать лидер партии "Независимости Азербайджана" Этибар Мамедов, пользую­щийся авторитетом на Западе и особенно в Европе, а также лидер партии «Мусават» Иса Гамбар, а не Расул Гулиев. Такова судьба политических эмигратов и на Западе, и на Востоке.

Этибар Мамедов - наиболее авторитетный политик в Азербайджане - с высоким рейтингом. Но это только теоретические предположения. В действительности нужно ожидать очередного президента из клана, вернее, из семьи И.Алиева. Изменения политической ситуации в Азербайджане может означать только ликвидацию режима И.Алиева.

Одним из ценных для И.Алиева обстоятельств является уверенность в том, что со стороны Армении и карабахской провинции будет обеспечено корректное отношение к его клану и личности, на протяжении всего процесса выдвижения его сына в президенты, выборов и последующего времени.

В регионе многие уверены в том, что по этому поводу была договоренность между И.Алиевым и Р.Кочаряном.  Хотя это выглядит достаточно фантастично.

Видимо, имеет место ощущение наследия феномена прагматизма Гейдара Алиева. Уже после смерти Гейдара Алиева И.Алиеву и его команде не удалось обеспечить улучшение отношений с США и Европейским сообществом, а также обеспечить поддержку своей политической персоны со стороны США.

Несмотря на ряд претензий, исходящих не только со стороны Конгресса и общественных учреждений, как и со стороны администрации США, американцы поддержали И.Алиева во время президентских выборов осенью 2003 года и парламентских выборов осенью 2005 года. Вместе с тем, Великобритания и США в ответ на претензии И.Алиева по карабахской проблеме сформулировали ситуацию таким образом: “Не Азербайджан предоставляет услуги Западу в сфере энергетики, а Запад предоставил Азербайджану возможность развивать свою экономику“.

Данная формулировка была предложена Азербайджану в довольно жесткой форме, что имело место в период урегулирования карабахской проблемы в конце 2005 – в 2006 годах. Эти противоречивые события и процессы в значительной мере оказали влияние на взгляды азербайджанского руководства и азербайджанского политического класса.

Азербайджанское руководство поняло, что оно имеет существенный кредит «доверия» со стороны Запада, хотя речь может идти не о доверии, а, скорее, о «прикрытии» положения дел в стране, и настало время для развертывания многовекторной политики.

Вместе с тем, изменение отношения США к Турции и Азербайджану происходит, практически, параллельно. Ни Турция, ни Азербайджан не пользуются доверием США и их истеблишмента. Нужны ли эти страны США в прежнем формате, также не понятно.

Скорее всего, в игнорировании интересов этих стран играют роль новые достижения американцев в научно-технической сфере. США сейчас могли бы опираться на другие страны, прежде всего, возникает перспектива отношений с Ираном. Вывод американских и коалиционных войск из Афганистана - также важный фактор в «прощании» с Турцией и Азербайджаном.

Именно в связи с этим И.Алиев решил продемонстрировать свое дружественное расположение к России. И.Алиев подчеркнуто доброжелательно вел себя на саммитах СНГ, а также во время встреч с В.Путиным. Он сумел договориться с Россией по некоторым вопросам, касающимся энергетики и обороны.

И.Алиеву и его клану необходимы мир и отсутствие даже небольших вооруженных конфликтов. Мирное существование Азербайджана долж­но также ассоциироваться с именем и политикой президента - Ильхама Алиева.

Азербайджан полностью принял американо-турецкую доктрину о решении зтнополитических проблем в Южном Кавказе на основе стратегического внедрения США и НАТО в регион. В обмен на приня­тие данной концепции И.Алиев получил вотум доверия западного блока, и, несмотря на серьезные нарушения демократии и свобод в Азербайджане, рассматривается как в целом прием­лемый руководитель государства.

Правящая азербайджанская элита и многие политики из числа оппозиции практически отказались от перспективы военного пути решения карабахской проблемы. Следует отметить, что значительные круги бизнесменов, локальных кланов, городских кругов города Баку, связанных с развитием нефтепроектов, также стороники "замораживания" карабах­ской проблемы.

Важнейшим фактором отсутствия перспективы войны являются нефте- и газопроекты. По мнению экспертов, которые системно работают над анализом азербайджанской прессы, даже функционирование нефтепровода Баку-Супса, имеющего весьма локальное значение, замет­но повлияло на снижение агрессивности азербайджанских политиков и в обществе в целом.

Общественное сознание, рассматривающее проекты Баку-Джейхан и Транскаспийского газопровода, связывает их успешную реализацию с отказом от притязаний на Карабах. В политических кругах Азербайджа­на не могут не понимать несовместимость военных действий с реализацией данных проектов.

В настоящее время и американцы, и европейцы воспринимают карабахскую проблему как принципиально неразрешимую и не связывают сроки реализации данных проектов с возможностью данного урегулирования. Это было понято в Баку еще в 1998 году.

Азербайджан придает большое значение тактике создания "мертвой зоны" в Карабахе, где жизнедеятельность армянского населения станет невозможной. В связи с этим в 1996 году лич­но Г.Алиев принял специальный правительственный документ. Азербайджан закупает для этого большие объемы специального диверсионного оборудования, вооружения, ведет подготовку отря­дов спецназа.

В НКР имеется ряд случаев обезвреживания данных групп, которые самоликвидируются. Есть основания утверждать, что эта идея исходила от турецких спецслужб, которые, видимо, непосредственно участвуют в этих акциях.

Однако, именно развертывание реализации нефтегазовых проектов привело к отказу Баку от осуществления данных диверсионных планов. По отдельным оценкам, США и НАТО сыграли важную роль в отказе Азербайджана в создании “мертвой зоны“ в карабахской провинции, что могло бы привести к подрыву планов в энергетической сфере.

У сайта «Лрагир» в ближайшем будущем будет важная задача – разработка обоснований того, что Россия и Турция не в состоянии быть партнерами и союзниками. Это сложная задача, но и без разработки со всей очевидностью можно наблюдать, что, являясь членом НАТО, Турция не является союзником НАТО, а Россия, создав жалкие структуры евразийского значения, не сумела приобрести партнеров, прежде всего, военных партнеров на евразийском или на каком-либо ином пространстве.

Мы затрагиваем эту тему, чтобы соотнести Турцию и Азербайджан по данной проблеме. Азербайджан так и не сумел стать партнером ни на Западе, ни на Востоке. В каком-то смысле даже в лице Турции Азербайджан не сумел приобрести полноценного партнера.

То есть, идея о том, что многовекторная политика Азербайджана не получилась, более всего отражается в отсутствии партнеров. У них сейчас только одна страна ходит в партнерах - Россия.

Из двух стран – Армении и Азербайджана - русские, конечно же, избирут одну – Азербайджан. Теперь уже только армяне сомневаются в этом.

В данной ситуации нарастает новая перспектива, связанная со столь важным обстоятельством, как ставка на цивилизационные факторы. Но армяне никогда не сумеют воспользоваться новыми событиями, так и не поняв, в чем их смысл. Армянская глупость не имеет границ. (От Моря до Моря). 

Самое читаемое