Попытки Азербайджана проводить многовекторную политику

    • Комментарии - 10 Октября 2016, 23:39
Вследствие определенного развития политических взглядов в странах Южного Кавказа политическим элитам присуще восприятие многовекторной политики как наиболее эффектно и успешной. Видимо, данное мышление возникло в регионе под влиянием определенного стереотипа, навязанного современной политической литературой и стандартами, которые распространяются в Западном сообществе, хотя сами источники распространения данных подходов в политике далеко не всегда отражают искреннее отношение ведущих политико-иделогических центров Запада.

Идея многовекторной политики весьма популярна в азербайджанском обществе, в политическом классе, который считает, что внешняя политика страны недостаточно диверсифицирована. Азербайджанский политических класс очень обеспокоен результатами развертывания внешней политики Грузии, которая однозначно избрала прозападную ориентацию, причем, не просто прозападную, а атлантическую, что привело ее к состоянию жесткой конфронтации с Россией.

В азербайджанском обществе не принято, хотя бы в завуалированном виде, демонстрировать какие-либо успехи Армении, но в Баку убеждены, что Армении, в определенной мере, удалось сформировать внешнеполитические приоритеты и более-менее успешно осуществлять внешнюю политику.

Часть азербайджанских политиков считают, что так называемая многовекторность во внешней политике Армении не более чем пропагандистский прием, а в действительности Армения является вассалом Армении, а все другие внешнеполитические отношения имеют целью отвлечь от себя угрозы со стороны Запада.

Вместе с тем, политические эксперты в Баку считают, что положение дел в карабахской теме доказывает, и весьма убедительно, что Армения способна балансировать между ведущими центрами силы. Проблема в том, что понятие «многовекторная политика» пока не совсем расшифровано и плохо представляется даже актуальными политиками.

Имеется версия о том, что многовекторная политика в принципе возможна лишь при достаточном уровне развития экономики и обороноспособности государства. И хотя данное понятие не вполне определенно и не сформулировано вполне четко, данный подход остается привлекательным для государств Южного Кавказа.

Из некоторых политических публикаций и исходя из конкретных шагов Баку на международной арене, можно подчеркнуть, что азербайджанское руководство убеждено, что если и возможно проведение многовекторной политики странами Южного Кавказа, то только Азербайджаном, как наиболее ресурсообеспеченным государством.

Имеются отдельные признаки того, что многовекторность рассматривается Азербайджаном не  только как способ добиться большей независимости от США или России, но и от Турции, так как азербайджанская элита продолжает испытывать опасения перед анатолийскими экономическими и политическими элитами, несмотря на тесные союзнические отношения.  

В Тбилиси и Ереване поняли, что Азербайджан имеет иные реальные гарантии безопасности и пользуется тотальной поддержкой Турции. У Грузии и Армении такого партнера нет. Азербайджан имеет иные реальные гарантии безопасности и пользуется тотальной поддержкой Турции. Именно поддержка Турции позволяет Азербайджану осуществлять внешнеполитические маневры и более-менее успешно работать на внутриполитических аренах различных ведущих государств.

Находясь в более предпочтительном внешнеполитическом и внутриполитическом положении, обладая несравнимо большими экономическими ресурсами и гораздо более боеспособной армией, а также пользуясь военно-политическим прикрытием Турции, Азербайджан проводит на международной арене политику "маятника и шантажа".

Например, в свое время представители Г.Алиева в Москве весьма успешно проводили данную политику, привлекая для лоббирования азербайджанских интересов то российских демократов, то коммунис­тов или патриотов (достаточно сказать, что в различное  время, а иногда и параллельно лоббистами Азербайджана в Москве являлись Г.Явлинский, В.Лукин, Б.Немцов, В.Илюхин, А.Проханов, А.Лукьянов, С.Бабурин, Д.Рогозин).

На международной арене Баку постоянно пытается шантажировать своих главных партнеров - США и Турцию - возможностью переориентации или сближения с Россией и Ираном. Хотя эти попытки иногда выглядят не совсем серьезными и театральными, но эти шаги Азербайджан предпринимает самостоятельно, тогда как Грузия в последнее время строит свои отношения с Ираном при консультациях с США, а Армения осуществляет не маневры, а выстраивает длительные отношения.

То есть, Азербайджан обладает гораздо большей степенью свободы. Визит И.Алиева в Иран был вызван именно стремлением продемонстрировать американцам возможность маневра, который, якобы, имеется у Азербайджана. Одновремен­но Г.Алиев этим визитом пытается в какой-то мере изолировать Армению в регионе.

Эта тактика И.Алиева очень важна для понимания возможности военного конфликта в Нагорном Карабахе. Яв­ляясь "классическим" примером политика-прагматика восточного типа, применяющего клановый метод управления обществом и государством, И.Алиев никогда не подвергнет риску существова­ние своего кланового режима и политическое будущего своей семьи и возможных преемников, даже ценной возвращения Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана.

В определенной мере проблема Нагорного Карабаха представляется важнейшим рычагом политического действия И.Алие­ва во внешней политике. Кроме того, возвращение Нагорного Карабаха означает реанимацию без­возвратно утратившего свои позиции карабахско-шушинского клана Азербайджана, который в советское время был вне конкуренции в части политического и идеологического влияния, вплоть до 1969 года.

Целью И.Алиева является обеспечение долговременного (в течение нескольких десятилетий) политичес­кого правления своей семьи и ее контроля над нефтяными источниками Каспийского моря. В связи с данной предпосылкой, которая неизменно верно реализовалась в течение всего вре­мени президентства Гейдара Алиева, следует рассмотреть наиболее актуальный сценарий развития поли­тических процессов в Азербайджане.

(Продолжение следует)