Турецко-азербайджанский договор

    • Комментарии - 22 Сентября 2016, 10:16
К сожалению, нет возможности даже аналитически предположить соотношение заключенного  в свое время турецко-азербайджанского договора с американо-азербайджанским военным сотрудничеством и теми гарантиями, которые предположительно получает Азербайджан в случае агрессии против него. Однако из сопоставления различных оценок можно сделать вывод о том, что если турецкие гарантии предполагают агрессию трех вероятных противников, то американские гарантии предполагают только двух противников – Россию и Иран.

В настоящее время Турция принимает активное участие в подготовке вооруженных сил Азербайджана по 19 программам, включающим подготовку родов войск, штабную работу, освоение новой боевой техники, проведение маневров различного формата, подготовка пограничной службы, разведывательная работа, военно-образовательные программы. По выполнении каждого этапа данных программ заместитель министра обороны Турции, как правило, два раза в год докладывает военному командованию страны.

Если ранее имела место практика работы представителей группы турецких военных специалистов на уровне корпусов, что составляло вместе с инструкторами в штабах 78 человек, то в настоящее время инструктора распределены на уровне полков, а общая численность превосходит 230 человек.

В 2004 году при участии военных специалистов Турции заново был разработан оперативно-тактический план ведения боевых действий с Арменией. План «Кероглы», который был разработан для освобождения карабахских земель, прошел апробацию в конце 2004 года в Генштабе Турции и, по существу, является основным планом вооруженных сил Азербайджана в военное время.

В 2006 году в «Центре оборонной информации» в США прошла информация о том, что Пентагон, в соответствии с имеющимися соглашениями с МО Турции, потребовал разъяснений об имеющихся планах военного сотрудничества с Азербайджаном. Американцы имели в виду, что военное сотрудничество между данными государствами содержит не совсем прозрачные намерения и содержание.

Аналогичный интерес к этому партнерству в начале 2006 года проявила НАТО. Примечательно то, что в рапорте специальной группы НАТО по контролю над обычными вооружениями ДОВСЕ, в 2002 году, содержалось мнение о том, что турецко-азербайджанское сотрудничество в сфере обороны стало фактором нарушения Азербайджана условий ДОВСЕ.

Имеется достаточная уверенность в том, что сама Турция не заинтересована в вовлечении ее в войну и пока является сдерживающим фактором. В сочетании с этим, можно утверждать, что И.Алиев не станет инициатором возобновления войны на карабахском фронте.

Наряду с этим, имеются большие ожидания того, что в случае отстранения нахиджеванского политического клана И.Алиева от власти военные действия могут возобновиться. В настоящее время нет ни одного из видных лидеров оппозиции, кто бы ни заявлял о необходимости решить карабахский вопрос путем войны.

Принимая значительную разницу в высказываниях оппозиционеров и реальными действиями носителей власти, можно предположить, что новый руководитель Азербайджана попадет под влияние некоторых агрессивно настроенных старших офицеров и достаточно многочисленных групп, постоянно требующих возобновления войны.

Следует отметить, что для многих старших офицеров и чиновников Азербайджана возобновление войны может обеспечить значительные доходы. Эти доходы позволили Азербайджану нанять не только отряды исламистов, но и анатолийцев, то есть турок в «голубом» омбудировании. 

Вместе с тем, полномасштабная война с Арменией приведет азербайджанскую армию и азербайджанское государство к катастрофе. Азербайджанский народ и его армия не способны на столь значительное напряжение сил. В целом Азербайджан не готов к большой войне.

В стране накоплен большой военно-технический потенциал, создана военная инфраструктура, проводится активная военная пропаганда, сторонниками войны являются ведущие оппозиционные партии – «Народный фронт Азербайджана», «Мусават», «Партия независимости Азербайджана», «Социал-демократическая партия», целый ряд коммунистических партий.

Однако страна в настоящее время в значительной мере дезорганизована, обществом утрачена вера в возможность возвращения Карабаха и положительных изменений в социально-экономической сфере, не оправдались надежды народа на Турцию и Запад.

Большую роль в деморализации народа и общества сыграл провал в надеждах на превращение Азербайджана в «Кувейт» и на решение проблем, в том числе политических, с помощью нефтяного фактора. По признанным оценкам, 3,25 млн. человек, в том числе до половины молодежи призывного возраста покинуло Азербайджан. Все это сочетается с крайним «беспределом» во всех сферах жизни, произволом властей, полным бесправием населения в регионах страны, проблемами с лезгинским и талышским населением.

Однако данные факторы всего лишь объясняют авантюристичность возобновления военных действий, но не гарантируют продолжения перемирия. Ни один из данных факторов не будет играть существенной роли в принятии решений относительно начала войны в Карабахе.

В настоящее время только внешние факторы и факторы удержания или захвата власти играют существенную роль в рассмотрении в Баку данной перспективы. Видимо, И.Алиев будет маневрировать и попытается на основе «раздачи квот» в парламенте  договориться  с ведущими оппозиционерами о консенсусе во внутриполитических решениях.

В случае, если перед И.Алиевым встанет перспектива потери власти, тем более в результате «революции» или силовых мероприятий, возможно, он решится на развязывание войны в Карабахе.

Регион Южного Кавказа встал перед перспективой обязательства Турции о ненападении на Армению, что изменит в существенной мере геополитическую парадигму Армении.