Перспективы отношений между США и Арменией

    • Комментарии - 20 Сентября 2016, 17:45
Перспективы развития партнерских отношений между США и Арменией во многом зависят от приобретения нового содержания американо-российских и американо-турецких отношений.

Нефтяные и инвестиционные компании США, отчасти военные и военно-промышленный комплекс заинтересованы в переосмыслении американо-российского сотрудничества. В этом заинтересованы и такие государства, как Великобритания. Это весьма важно, учитывая, что Республиканская партия США (особенно политический центр власти на Юге США) является традиционным партнером консервативной элиты Великобритании.

Но попытки администрации Б.Обамы урегулировать отношения с Россией не привели к ощутимым результатам, и в настоящее время данная политика потерпела фиаско. Россия и США включаются в  конфронтацию, что связано с возникновением разногласий по вопросам региональной политики.

В Армении имеются общественные и политические группировки, которым представляется, что форсированная нормализация армянско-турецких отношений приведет к улучшению экономического положения в Армении и к политическому успеху данных группировок.

Конечно, США рассматривают в качестве ключевых региональных проблем не абхазскую или карабахскую, а российско-грузинские и турецко-армянские отношения. Однако Турция явно не заинтересована в нормализации отношений с Арменией, так как использует армяно-российское и армяно-иранское сотрудничество как аргумент в части угрозы безопасности Турции, что важно для получения американской помощи.

Армянский политический фактор постепенно трансформировался в то, что Армения стала важным фактором в регионе. Наступает продолжительный период конфронтации на «Большом Ближнем Востоке», в которую вовлечены все мировые геополитические «полюса». Армении предстоит доказать свое право оставаться субъектом региональной политики, но уже не в рамках Южного Кавказа, а гораздо большего пространства.

Предстоит пройти довольно протяженный путь конфронтации, обострения ситуации, взаимных претензий и, возможно, возникновения локальных вооруженных конфликтов.

США продолжают стремиться установить в Южном Кавказе отношения, при которых их интересы будут защищены. Эти отношения должны быть системными, но это вовсе не означает, что  системность подразумевает сомнения в части контроля со стороны США. Если ранее США подозрительно, но терпимо относились к созданию альянсов или региональных «связок», то в настоящее время они категорически против этой возможности.

Между тем, политические элиты Южного Кавказа связывают создание системы региональной безопасности с включением данных государств в различные политические, геоэкономические и военно-политические блоки и альянсы. Это можно объяснить, если учесть, что все признанные и непризнанные государства региона граничат с более крупными государствами, которые значительно превосходят их по военно-экономическому потенциалу.

Хорошо известны проблемы между Арменией и Турцией, Грузией и Россией, Азербайджаном и Ираном, Арменией и Азербайджаном, Абхазией и Грузией. Актуальный период характеризуется не столько созданием формальных, сколько неформальных сообществ государств. Имеет место довольно продолжительный «экспериментальный» период, который начался после распада СССР и который призван начертить границы будущих договорных объединений государств.

Особенно проблематичны отношения политического и военного партнерства крупных держав с государствами Южного Кавказа, где процессы экономической и политической стабилизации еще не завершились и существуют довольно существенные конфликты.

Проблемы политической и экономической интеграции стран Южного Кавказа никогда не представлялись существенными или опасными для России и Ирана, которые не располагали резервами времени и политическими ресурсами для усиления своего влияния в регионе в условиях системного натиска США и Западного сообщества. Однако для США, НАТО и ведущих европейских государств на протяжении 10 лет институциональное сотрудничество с государствами Южного Кавказа это представлялось весьма проблематичным.

Такая программа НАТО, как «Партнерство во имя мира», иная материальная помощь в направлении повышения безопасности данных стран, имели ограниченное значение и даже западными экспертами оценивались как «несерьезные». Включение трех государств в программу IPAP привело к гораздо более высокому уровню сотрудничества, но, как ни странно, при этом конфронтация в регионе возросла, и возникли новые проблемы между государствами региона и НАТО, а также и ЕС, так как возросла ответственность с обеих сторон за осуществление внутренней и внешней политики.

Выясняется, что сближение с НАТО и ЕС еще более ограничило цели и возможные политические инициативы государств региона, так как Россия воспринимает эти тенденции как серьезную угрозу своей безопасности и форсирует политику противодействия. При этом, одни кластеры местных элит устраивает такая перспектива, а другие - вовсе нет, если учесть, что и те, и другие группировки элиты принадлежат к ориентированным на Запад и разделяют либерально-демократические ценности.

Таким образом, интеграционные процессы в регионе, прежде всего, в оборонной сфере, приводят к усилению конфронтации между внешними акторами, что во все более сильной форме отражается на ситуации в Южном Кавказе.

Но Россия сумела подорвать все планы НАТО и ЕС в отношении Армении. Россия навязала Армении ряд вассальных договоров, в том числе по воздушному пространству, а также по новой программе НАТО, в результате которой Армения могла бы получить все, что необходимо для обороны и развития своих вооруженных сил.

Процесс интеграции Армении в НАТО сорван и до предела дезорганизован. США – последняя страна, которая пытается вывести Армению из данной безобразной ситуации. Но в последнее время, видимо, США потеряли надежды, связанные с Арменией. Эта страна по пониманию американцев пропала безвозвратно.