Вероятность «Третьей» Карабахской войны

    • Комментарии - 19 Сентября 2016, 10:16
Азербайджан никогда не предполагал осуществить военную агрессию против Армении в режиме «один на один», возлагая надежды на сотрудничество с неким альянсом, когда ряд государств проявят заинтересованность в блокировании и нанесения поражения или серьезного материального ущерба Армении.

Данная идея возникла сразу после того, как возник Карабахский конфликт. Представляет интерес то, что первым государством, которое Азербайджан рассматривал в качестве возможного партнера в принуждении Армении к поражению и отказу от претензий, являлась Россия.

Для Азербайджана партнерство или сотрудничество с Россией в антиармянском направлении представлялось верным путем, и это еще в 1988–1992 годах привело к заметному успеху, когда вооруженные силы России дважды выступили на стороне Азербайджана. Как ни странно, но в Азербайджане этого не забыли и в определенной мере продолжают надеяться на «разумный выбор» России, который может быть связан с видением исторической и геополитической перспективы.

В политических кругах Азербайджана рассматривают позицию России в отношении Южного Кавказа как временную, и считают, что военное и экономическое усиление Азербайджана приведет к изменению позиции России, и, по крайней мере, Россия не станет защищать интересы Армении, как бессмысленный политический курс.

Можно допустить, что усилия Азербайджана по работе с ЕС и НАТО, тесное сотрудничество с США, в том числе по формированию ГУАМ, в значительной мере были направлены на убеждение России в изменении политических предпочтений и отказ от поддержки Армении.

Данная политика в определенной мере была разработана Гейдаром Алиевым и осуществляется сейчас Ильхамом Алиевым. За исключением некоторых влиятельных политических партий, выполняющих роль лоббистов турецких и британских интересов, данная политика поддерживается всем азербайджанским обществом, в различной мере, в зависимости от интеллектуального и социального уровня.

В Азербайджане понимают, что без содействия некоего альянса невозможно нанести решающее военное поражение Армении, и они пытаются обнаружить в регионе и в Восточной Европе заинтересованные государства, что остается сложной и невыполнимой задачей, но только в нынешних политических международных условиях.

На данном историческом этапе конфронтация в регионе не достигает столь высокого уровня, чтобы иметь благоприятные ожидания при данных целях и нынешних ресурсах. В регионе наблюдается активная динамика, но кардинальные геополитические коррекции происходят медленно, и надежды Азербайджана на каждом этапе развития региональной политической ситуации снижаются.

Вследствие отсутствия радикального участия США и НАТО в региональной гонке вооружений удается сохранять военный баланс, что стало постоянной политической составляющей в регионе, хотя и уровень противостояния все более возрастает.

Южный Кавказ по-прежнему активно вовлекается в процессы формирования региональных геоэкономических и военно-политических альянсов, что становится решающей характеристикой обозримой перспективы в данном регионе. Пока противоречия и конфронтация в регионе и в окружающем мире настолько высоки, что остановить процессы создания альянсов (причем, весьма неожиданных) не удастся.

«Малые» и «средние» государства более всех заинтересованы в «блокировании» альянос. Если ранее США пытались не допустить создания альянсов в регионе «Большого Ближнего Востока», опасаясь усиления неуправляемости, то теперь они положительно рассматривают создание «осевого» альянса Израиль – Турция, с различными девиациями, включая Иорданию, Грузию и Азербайджан.

Имелись ожидания, что военная операция США и их союзников против Ирака может привести к самым неожиданным результатам, так как новый режим в Ираке мог открыть возможности для создания достаточно мощного альянса Иран – Ирак – Сирия, при их партнерстве с Грецией и другими государствами. Нет сомнений в том, что баланс сил в регионе будет сохранен.

Готовность Турции «повторить» свой геостратегический прыжок в Центральную Азию вновь окажется неудачной, что станет отправной точкой переосмысления некоторых направлений политики США.

Несмотря на кажущиеся глобальные планы США в  Центральной Евразии, их политика, все же, носит ситуативный характер. Следует отметить, что начиная с 1999 года и вплоть до событий «11 сентября» США пытались свернуть свое присутствие в Центральной Азии и были готовы принять аналогичное решение по Южному Кавказу. Но энергетическая и политическая ситуация в мире, борьба между различными политическими группировками в США привели к переоценке приоритетов и пересмотру внешней политики.

Вместе с тем, США не намерены включаться в решение «дополнительных» региональных проблем и приобретать  новых врагов. Наоборот, США, например, стремятся к нормализации отношений с Ираном, и в этом случае заметно снизится роль Турции в региональной стратегической «связке».

Великобритания рассматривает Иран как важнейший «плацдарм» для распространения экономического и политического влияния англо-саксонского блока в обширном регионе Передней Азии, при этом, трудно предположить, что британская политика допускает военные действия против Ирана.

Данные политические приоритеты и тактические приемы США и Великобритании в данном обширном регионе, одновременно, способствуют и противоречат безопасности и стабильности в Южном Кавказе.