Намерения США в Южном Кавказе

    • Комментарии - 07 Сентября 2016, 10:26
Внешняя политика США переживает период парадоксов, когда «общепризнанная реальность», то есть, ограничение интереса американцев к внешней политике и все большее замыкание в рамках своих экономических и социальных проблем, а также сокращение военных расходов сочетается с разработками новых систем вооружений, обороны и безопасности.

США более внимательно наблюдают и принимают в расчет интересы и угрозы своих традиционных и возможных партнеров, привлекая их к осуществлению различных услуг в функционировании глобальной системы безопасности. США более не требуют от различных государств соучастия в своих планах, если не предоставили им соответствующих возможностей, но, вместе с тем, не торопятся обещать им большее, чем способны предоставить.

Старая, добрая консервативная «реальная политика» приобретает несколько иной смысл, и это как никогда ощутили многие государства. «Золотой век» американского вмешательства во все проблемы прошел, возможно, не навсегда, но, так или иначе, сейчас многие миллионы людей в Европе и Азии, занимающие критическую позицию по поводу данной политики США, вспоминают «золотой век» с некоторым сожалением, переходящим в настороженность.

Восточную Европу и Средиземноморский регион США перепоручили Европейскому Союзу, между которыми достигнута небывалая солидарность по поводу перспектив этих двух регионов. В отношении Восточной Европы главным достижением США стала выстроенная дистанция между Европой и Россией, когда европейцы решают свои экономические и политические проблемы, а также проблемы безопасности без России и даже, в какой-то мере, при деликатном отстранении России.

В этом смысле одним из результатов мирового экономического кризиса стала изоляция России. Даже в тех регионах, где Россия прорывается на фронтальную арену политических событий, ее участие, очень показательно, становится частью игры Западного сообщества (например, в Сирии).

США, Европейский Союз и, конечно же, НАТО трансформируют свои намерения в отношении Южного Кавказа, имея в виду переход от состояния операционной модели к гораздо более стационарной модели, в качестве части «пояса» безопасности и соучастника системы европейской безопасности.

Наряду с внешним форматированием, видимо, произошло и внутрирегиональное форматирование. Данный проект несколько раз пересматривался, но произошло практическое подтверждение того, что долгие годы рассматривалось как наиболее приемлемый вариант. Наряду с более длительными планами рассматриваются и ближние задачи.

Положение дел в Грузии и Армении почти, идеально устраивает США и в несколько меньшей мере европейцев. Построен некий антураж демократии, осуществляются более-менее терпимые выборы, принципиальные структуры соблюдают корректность к признанным принципиальным вопросам.

Положение Грузии более чем приемлемо, в стране создана двухпартийная, вернее, двухклановая система, когда можно без труда регулировать внутренние отношения и отношения с Западным сообществом. М.Саакашвили стремится доказать американцам, что политика Б.Иванишвили приведет к ограничению отношений с Западом и усилению влияния России. Скорее всего, в этом удалось убедить американцев, но это не значит, что США предпримут нечто более решительное.

Европейцы предпочтут выжидать, как это нередко бывает. Пока Запад спокоен и понимает, что в Грузии созданы фундаментальные условия для внешней политики, предполагающие «малую, но не вассальную» страну.

Ни США, ни Европа не имеют никаких намерений инициировать рассмотрение вопросов Абхазии и Южной Осетии. Тем не менее, Россия получила возможность расширять свое влияние и присутствие в Грузии, но до определенных пределов.

Некоторые влиятельные американские эксперты советуют высокопоставленным грузинским функционерам «употребить все таланты, чтобы продемонстрировать русским благоприятные перспективы в Грузии». Б.Иванишвили придется упорно доказывать, что он менее зависим, чем это утверждают, и американцы готовы помочь ему в этом.

Многое в Б.Иванишвили американцам нравится, в том числе деликатные тонкости в части его взглядов в отношении Армении, Турции и Азербайджана. Американцы, конечно же, сдали М.Саакашвили, и хотели бы убедить в этом команду Б.Иванишвили, задним числом.

Как высказался старый американский советолог, «в отношении Грузии все складывается так идеально, что возникают опасения, что это сорвется». Понятно, что Грузии на этот раз приданы менее активные задачи, а вернее, минимально активные.

Армения вызывает большой интерес в Вашингтоне, и в гораздо большей мере, чем нынешняя Грузия, так как происходит геополитическая новация - преданный партнер России стремится участвовать в иных играх. Но, конечно же, дело не в дистанции Армении от России, проблема в создании в Южном Кавказе «нейтральной зоны», которая имела бы возможность продолжать свои геополитические функции, но уже при соблюдении интересов не только России и Ирана, но и США и НАТО.

США совершенно не заинтересованы в ухудшении отношений Армении с Россией, но, при этом, поставки российских вооружений в Азербайджан вполне устраивают американцев, как фактор подталкивания Армении в западном направлении.

Безусловно, США рассматривают Армению как «субъектную площадку» сетевой нации, которая должна быть в сфере их влияния. Армения, как некий антироссийский или анти-иранский фактор, никак не интересует американцев, это просто глупость. Решаются, как минимум, две проблемы: противодействие турецкой экспансии и соблюдение баланса сил в Южном Кавказе, в более широком диапазоне – решение задач Евро-Атлантической безопасности.

Армянское общество так и не продемонстрировало способность выдвижения альтернативы, а США и Запад не могут ожидать бесконечно «построения демократии», возникла возможность лояльного и мотивированного поведения, и этим нужно воспользоваться. Если ранее у Армении был шанс, сейчас возникла реальная возможность.

Нынешний правящий режим в Азербайджане не может не озадачивать США и Европу со многих точек зрения - и демократии, и региональной безопасности, но, тем не менее, режим вполне отвечает поставленным задачам, остается преданным партнером США, Израиля и Великобритании.

Американцы не ставят перед собой нереальных задач, в том числе, большего дистанцирования Азербайджана от Турции, ограничения отношений с Россией, радикальные шаги по демократизации. Режим И.Алиева, сохраняя тесные отношения с Турцией, тем не менее, является не людьми Анкары, а Вашингтона и Лондона, при тесном участии Израиля.

Азербайджану давно приданы геостратегические функции, которые он дисциплинированно осуществляет, большего не следует ожидать (значение нефти становится меньше, но сохраняется значение транзитной базы).

Таким образом, в настоящее время США избрали вполне внятную тактику – зачем торопиться, если все происходит без каких-либо особых усилий, и есть возможность для стратегической передышки. Европейский Союз на данном переходном этапе выполняет задачу основного оператора и экономического и политического спонсора в Южном Кавказе, но каковы намерения США в более отдаленной перспективе, есть ли они?

Как же будет развертываться политика по Южному Кавказу в будущей администрации США? В новой администрации окажутся многие опытные регионалисты, то есть специалисты по регионам Ближнего Востока, Латинской Америке, Восточной Европе и Центральной Азии, Китаю и по многим другим регионам.

В администрации Б.Обамы обращалось мало внимания этой задаче, и так продолжалось почти до самого конца данной администрации. Новая администрация будет сформирована по признакам «команды», а не сильной личности. Сильная личность в США на деле оказывается провалом во внешней политике.

Под принципом «альтернативного» или «ассоциативного» мышления подразумевается учет длительного предыдущего политического ретро, которое способно придать даже академизм внешней политике США. Возможно, совершатся ошибки, но в конечном счете на таких поворотах судьбы американцы не ошибаются, так как принцип «команды» интернационален и не игнорирует опыт других стран.

Получится ли у американцев это в ближайшее время, сказать уверенно трудно, так как утрачено слишком много стратегического времени и аккумулировано много негатива, но это не вопрос сегодняшего дня – это проблема глобализма, а новая администрация США будет ориентирована на глобальные задачи, при развертывании регионализма как элементов глобализма.

Так, что же с Южным Кавказом? Ранее Западное сообщество уже внесло новые позиции в рассмотрении данного региона. Южный Кавказ избавился от своей энерго-сырьевой и транзитной роли и стал буфером в геостратегической задаче безопастности Европы. Причем, эта задача стала весьма консолидированной между США и Европой.

Сейчас настало время преобразования Южного Кавказа в плацдарм для более наступательных задач в направлении Центральной Азии и Ближнего Встока, но и, вероятно, России. Это совершенно иная задача, и она будет решаться на протяжении двух десятилетий, не меньше.

Это требует кардинального преобразования региона, и Западное сообщество пойдет на все, чтобы добиться этого. При решении данной задачи в странах Южного Кавказа не останется и духа того нынешнего руководства, которое задержалось на два десятилетия. Не останется и воспоминаний о русских, которые растворятся, как чернила в большой бочке с иной жидкостью.

Позиции США в Южном Кавказе невозможно рассматривать без роли и значения Турции. Для США стало необходимым всячески нивелировать Турцию как государство, имеющее влияние в Южном Кавказе, и поэтому любые шаги по сближению Турции со странами региона стали весьма беспокоить США.

Грузия совершила несомненную ошибку, поторопившись войти в договорный блок с Турцией, это никак не могло рассматриваться американцами как некий позитивный шаг Азербайджан время от времени спекулирует на отношениях с Турцией, делая вид, что он готов к сближению с Россией.

Лишь Армения могла бы положительно отреагировать на политику США и одобрить возможность резолюции Турции о ненападении на Армению. Лишь Иран продолжает «позитивную конфронтацию» с Турцией, что весьма благоприятно для США.

Все это происходит в рамках глобальной политики, но занимает не ведущую роль во внешней политике США. Турция с ее амбициями и неадекватным поведением становится наряду с исламским радикализмом одной из причин желания скорейшего вытаскивания Южного Кавказа из-под влияния России.

Нет сомнений в том, что США вскоре попытаются предпринять попытку одобрить смену власти в Азербайджане, по модели, например, Грузии. Во всяком случае, нет никаких сомнений, что с нынешним руководством в Азербайджане американцы не собираются никак двигаться вперед к своим целям.

В связи с этим, какие-либо варианты карабахского урегулирования сейчас для США не имеют никакой роли, пока в Азербайджане у власти находится клан И.Алиева. Впрочем, в США предвидятся существенные изменения в связи с президентскими выборами. Но какая бы команда не пришла в администрацию США, американцы станут весьма категорично относиться к странам Южного Кавказа.

Конечно, США не пожелают чрезмерно оказывать давление на них, чтобы не представить Россию как более «удобного» партнера. Но США более решительно станут относиться к намерениям государств региона в отношении НАТО и ЕС, но в особенности НАТО.

Перед Арменией будут поставлены более решительные вопросы по поводу ее подчинения России, а с Азербайджаном станут говорить, как с еще более изолированной страной, которую хорошо бы трансформировать в более демократический режим.

Все это может привести к новой войне, но так или иначе, это сильно ударит по позициям России в регионе.

Тема Россия – Кавказ вполне понятна и более чем имеет завершающие проблемы. Тема США – Кавказ гораздо более протяженнее и более долговременна, эта проблема станет для Кавказа темой 21 века.