Американо-турецкие отношения

    • Комментарии - 31 Августа 2016, 10:44
Играет ли роль «концепция» в выстраивании американо-турецких отношений в нынешнюю эпоху? Судя по всему, никакой роли «концепция» не играет, так как отношения США с Турцией строятся не стратегическим образом.

Отсутствие стратегии сейчас присуще многим странам, но проблема вовсе не в Америке. Основные партнеры США в мире все более выражают нежелание отказываться от принципиального изложения стратегических планов, но с такими странами нет никакой возможности выстраивать отношения.

Пример Турции в этой части совершено дикий и беспримерный. Столь крупное государство не способно разработать свой курс безопасности, и оно предпочитает кидаться из стороны в сторону, не понимая, с кем быть и с кем связать свое будущее, по крайней мере, в ближайшие 10 лет.

Внешние агрессивные действия Турции во многом вызваны внутренними, в том числе, этническими и регионалистскими проблемами. Наряду с этим, Турция ощущает постоянное внешнее давление, в том числе в сфере  экономики. Она стремится поскорее преодолеть имеющиеся проблемы в экономике, чтобы вновь не оказаться в состоянии глубокого и труднопреодолимого кризиса.

Выяснилось, что даже Россия с ее криминальными и коррумпированными схемами не может помочь ей преодолеть данные проблемы. Россия сама оказалась под большим давлением и изоляцией. Положение России сейчас намного хуже состояния Турции.

Анкара вновь и вновь пытается вернуть свои прежние отношения с Вашингтоном, при этом, не изменяя ничего в своем агрессивном курсе во внешней политике.

В действительности только два государства способны привести Турцию к успешному прорыву в этой хронической ситуации и одновременно допустить создание новой системы региональной безопасности. Это США и Германия. Причем, без одобрения США Европе не будет допущено инвестировать в Турцию.

Богатые арабские государства не только хотели бы получить одобрения Запада, но и сами не очень-то стремятся оказать помощь турецкой экономике.

А положение ухудшается. Турция длительное время ожидала американцев, и, не дождавшись, ринулась в Сирию, чем восстановила против себя все Западное сообщество. Шаг в сторону Сирии означает начало большой войны на Ближнем Востоке, если Турцию вовремя не остановить.

Турция, несомненно, обговорила с саудовцами и некоторыми иными арабскими странами данные действия, но если война примет региональный характер и будет заметно, что Турция готова перешагнуть через Сирию и претендовать на роль доминанты на Ближнем Востоке, то в дело войдут не только арабы, в том числе Египет, но и Иран.

США никак не могут смириться с этим. В Анкаре подобрали весьма подходящее время для агрессии – выборы в США. Турки представляют себе США как растерявшееся и весьма несобранное государство. Но США вовсе не в таком положении, в каком их хотели бы представить Турция и Россия.

США провели большую работу и выстроили ряд новых партнеров на Ближнем Востоке. Даже Иран не стал рисковать в отношениях с русскими и не одобрил заявлений насчет использования ими иранской авиабазы. Дело не в готовности данных партнеров поддержать США в борьбе с кем-либо, а в развитии своей политики, которая была бы приемлема для США и их партнеров.

Нужно более внимательно вглядываться в современный Ближний Восток. И можно отметить, что в регионе исчезли многие противники США и НАТО, а наиболее амбициозные движения и этнические группы предпочитают ориентироваться на США. «Левые» и «правые» стали более американскими и атлантическими.

Скажем весьма чудовищную вещь – экстремистский исламизм уходит в небытие, так как растратил многих своих «симпатизантов». Разве можно поверить в это в условиях все еще не завершенной войны с «Исламским государством»? Ну, немного подождем. 

Конечно, необходимо понимать, что «пацифизм» Барака Обамы привел ко многим результатам, и не стоит забывать и не понимать, что в конце своей президентской практики Барак Обама возвращается к политике Джорджа Буша. В Америке нарастает «необушизм», к сожалению, его будет осуществлять не очень молодая дама, но достаточно опытная.

Теперь пора обсудить окончательный вопрос в американо-турецких отношениях – насколько Турция способна остаться членом НАТО и союзником США?

В своем нынешнем состоянии Турция не способна на роль союзника США и члена НАТО, и ей нет нужды представляться в такой роли. Это действительно роль, так как в реальности все выглядит совершено иначе.

В своем нынешнем положении Турция способна на самую экзотическую роль – например, на согласование с Россией дистанцирования Армении от НАТО, международную изоляцию Армении, по согласованию с Россией.

Но не в Армении дело, с Арменией все завершено и закончено. Экзотика имеет довольно широкий диапазон. Например, все еще не понятно, как будет вести себя Турция в Черном море, где она имеет большую часть ответственности в части сдерживания экспансии России. Насколько Турция будет продолжать поддерживать Грузию в процессе интеграции в НАТО?

Роль Турции в сфере Черного моря совершенно не понятна. Как же столь неверное НАТО государство может оставаться в составе альянса? Это только вопросы, касающиеся Черного моря.

При рассмотрении политики США в отношении Турции и сопредельных с ней регионов представляется важным определить, прежде всего, характер и особенности дискуссии, которая имеет место в Вашингтоне по поводу данного вопроса.

В настоящее время администрация США вполне определенно сформировала приоритеты во внешней политике, в число которых не входят даже наиболее традиционные, привычные для американского истеблишмента и общества проблемы, к каким относятся Европа, Россия, Ближневосточное урегулирование и даже Северная Корея.

По признанию американских экспертов, даже Ирак не входит сейчас в число приоритетных проблем внешней политики США. Приоритетными признаны две проблемы – Афганистан и Китай, чему подчинены главные силы разведывательного и аналитического сообщества, и эти вопросы стали предметами наиболее глубоких исследований и обсуждения.

Нынешняя администрация США, в отличие от команды Дж.Буша, не пытается искусственно интернационализировать проблему Афганистана, но хочет сохранить коалицию, которая включала бы надежных союзников. В администрации США, вопреки некоторым впечатлениям и наблюдениям, вовсе не собираются сократить свое присутствие в Афганистане, после достижения военно-политического успеха, а напротив – использовать эту страну как некую доминанту в проведении политики в отношении Евразии, Южной Азии и Китая.

Проблема Китая в политике США остается одной из наиболее деликатных, и американцы стремятся заново осмыслить китайскую проблему, выработать новые подходы.

Данные приоритеты обусловили рассмотрение традиционных противников, прежде всего, России как возможного партнера в среднесрочной перспективе, принимая ее услуги в части развития инициатив в Евразии, в особенности в отношении Китая.

США осуществляют глубокие разработки планов по Китаю, что предполагает устранение всех возможных препятствий и возникновение новых противников и оппонентов в этой глобальной игре. По мере развития данных разработок, выясняется, что США не обладают ни материальными, ни политическими ресурсами для осуществления глобальной задачи сдерживания Китая и пытаются пока подготовить новые позиции и расчистить препятствия на пути решения этой проблемы.

Администрация США хотела бы рассматривать проблемы Турции как некие локальные проблемы, вполне управляемые и вполне подчиненные, не представляющие для США чрезмерно важного значения. Однако это не означает, что Турция не представляет проблемы для США, эта проблема все более становится более весомой и сложной.

«Турецкая дискуссия» в Вашингтоне носит характер «среднего уровня», то есть, в США понимают, что Турция - не приоритетная задача, и американцы вовсе не пытаются придать Турции более важный характер, чем она, в действительности, имеет место. Тем не менее, признается, что эта страна все еще остается важной для стратегии США.