Имелась ли договоренность между США и Россией по поводу Кавказа?

    • Комментарии - 25 Августа 2016, 10:14
Геополитические цели и задачи «второго ранга», касающиеся Южного Кавказа, действительно претерпели значительные изменения, и необходимо подробнее рассмотреть эти реалии.

Прежде всего, необходимо рассмотреть энерго-коммуникационые проекты и проблемы, которые в большой мере сформировали нынешнее лицо Южного Кавказа, если иметь в виду, что регион прежде всего означает пространство, в котором имеют место общие законы и закономерности развития.

США утратили интерес к осуществлению энерго-коммуникационных проектов, которые не являются важными для жизнеобеспечения самих США, и предпочитают предоставить европейцам самим решать вопросы транспортировки нефти и газа Каспия и Центральной Азии в западном направлении.

Стержневой проект транспортировки нефти Баку – Тбилиси – Джейхан очень скоро (намного скорее, чем предполагалось) утратил свое политическое и геополитическое значение и практически представляется только как коммерческое предприятие. Существующие и проектируемые газопроводы уже изначально не имеют некого ярко выраженного политического значения, и США минимальным образом участвуют в дискуссии по поводу магистральных газопроводов, в которых заинтересованы Европа, Турция, Иран, Россия и страны Кавказа и Центральной Азии.

Более того, возможны подозрения в том, что США заинтересованы в исключении излишней политичности тех или иных геоэкономических проектов, так как этим могут воспользоваться в политических целях различные государства, поставляющие и потребляющие топливо.

Следует обратить внимание, что в Черноморско-Каспийском регионе параллельно южно-кавказским маршрутам создавались и альтернативные энергетические коммуникации, а теперь Россия совершает попытки кардинально изменить основные маршруты экспортных транспортировок нефти и газа, что в результате значительно снизит роль региона в транзите топлива.

Нынешняя дискуссия по поводу транспортировки центрально-азиатского газа в западном направлении и создания черноморских маршрутов транспорта российского газа ведется недостаточно активно, и выясняется, что проблемы состоят не столько в российских инициативах, а в проблемах, которые выдвигают Турция и основные поставщики природного газа.

Данная ситуация в еще большей мере поставила под сомнение надежность и приемлемость южно-кавказских маршрутов. Видимо, все-таки конфигурация энергетических коммуникаций в Южном Кавказе уже завершена, или дальнейшее их развитие не внесет изменений и добавлений в значение региона.

Договоренности США и России по вопросам использования американцами российских коммуникаций для обеспечения нужд контингента НАТО в Афганистане привели к более чем принципиальному снижению роли Южного Кавказа с точки зрения военного транзита. Вместе с тем, военный транзит является, наряду с энергетическим транзитом, одной из двух составляющих стратегических функций региона, и снижение значения этих двух задач в значительной мере корректирует роль Южного Кавказа.

В настоящее время Южный Кавказ находится на стадии приобретения новой роли и нового места в Евразии, а именно, происходит «привыкание» региона к новым, уже не столь приоритетным задачам США, а также России и Турции, при некоторой активизации Европейского Союза.

Возникает, быть может, главный вопрос геополитики Южного Кавказа - сделали ли США паузу в отношении данного регионального направления перед новым «броском», или предпочитают придать Южному Кавказу постоянный, но менее амбициозный статус?

Создается впечатление, что США все еще не решили этот вопрос, и возможно, принятие решения потребует намного больше времени, чем на это надеются элиты южно-кавказских стран.

Несмотря на то, что многие американские политики и эксперты заявляют, что довольно скоро США вернутся к прежнему формату политического присутствия в регионе, нынешние настроения в Вашингтоне не подтверждают этих ожиданий. Скорее всего, данный «оптимизм» вызван политическими факторами, обусловленными борьбой за власть в Вашингтоне.

В настоящее время США пытаются компенсировать снижение своей активности в Южном Кавказе и в других регионах Восточной Европы активностью Европейского Союза и отдельных групп государств-членов Европейского Союза. В свою очередь, европейцы, предлагающие различные инициативы, действуют весьма осторожно и не торопятся с принятием даже очень ограниченных решений по интеграции Южного Кавказа в европейское политико-экономическое пространство.

Американцы прекрасно понимают реальные перспективы внедрения Европейского Союза в Восточную Европу, и вряд ли надеются на перспективы стабильности прозападной ориентации стран региона.

Таким образом, целью США на настоящем конкретном этапе развития их политики в Южном Кавказе и в Восточной Европе является удержание того уровня включенности и уровня стабильности ориентации данных государств на Запад, который сложился в результате достаточно масштабных затрат материальных и политических ресурсов американцами и европейцами.

В целом, данная пауза в региональной политике США не представляла бы какой-либо угрозы позициям американцев, тем более, что западные центры силы уже успели сформировать в Южном Кавказе связи и обязательства, которые трудно будет преодолеть, если бы устремления России в Южном стратегическом направлении не приобрели новые аспекты.

Рассматривая американскую политическую литературу, можно легко убедиться в том, что американцы в значительной мере игнорируют и пренебрегают возможностями России и ее амбициями в региональном направлении. Россия действительно находится в сложном внутриполитическом, социальном и экономическом положении, российская государственность, несомненно, переживает глубокий кризис, и российская внешняя политика подвержена смысловому кризису. Но пренебрегать российскими интересами и претензиями в зоне ее стратегических, национальных интересов было бы неверным, и в этом убедились многие на предыдущих периодах недавней истории.

Россия поставила четко выраженную цель – вернуть утраченные геополитические позиции, и, несмотря на ограниченность ресурсов, не очень благоприятное окружение и, главное, отсутствие надежных союзников и партнеров, она намерена продвигать свою политику и уже достигла заметных успехов.

Быть может, главной исторической удачей России является то, что Евро-Атлантическое сообщество, Западное сообщество, в целом, испытывает глубокий системный кризис и не стремится приобретать каких-либо противников, тем более в лице России.

В какой-то мере были урегулированы отношения с США и установлены более тесные отношения с ведущими европейскими государствами, выстроены весьма ровные отношения с Китаем, хотя они и далеки от отношений альянса. Это подавало большие надежды на беспредельное укрепление российских позиций в Черном море и в Южном Кавказе, а также в Украине.

Московские политики настолько обнадежены, что стали вполне откровенно игнорировать своих традиционных союзников и партнеров и заигрывать со странами региона, чья политика в отношении России более чем сомнительна. Имеется в виду прямое игнорирование интересов Армении и попытки абсорбировать Азербайджан.