Принципы региональной политики США

    • Комментарии - 23 Августа 2016, 19:30
В работах аналитиков Совета по международным отношениям в Вашингтоне, который возглавляет Ричард Хаасс, приводятся весьма взвешенные оценки и предложения по проблемам Южного Кавказа и Центральной Азии, где наряду с намерениями вести активную политику в регионах говорится о необходимости не форсировать процессы.

Отмечается, что в Южном Кавказе сложилась новая ситуация, которая включает возникновение эффективной системы политического влияния США на происходящие процессы. Грузия и Азербайджан сотрудничают с НАТО и США в военной сфере, Армения также заинтересована в многостороннем сотрудничестве.

Важным представляется военное и политическое сотрудничество с Казахстаном, который в перспективе станет ведущим военно-политическим партнером США в регионе Каспийского моря.

Россия стала более открытой к сотрудничеству и более терпимо относится к американскому военному присутствию в Южном Кавказе и в Центральной Азии. Отмечено, что благодаря политическим усилиям Пентагона, в том числе в рамках политических инициатив НАТО, российское политическое руководство и военное командование преодолело психологический барьер относительно несовместимости пребывания российских и американских вооруженных сил в одних и тех же государствах и регионах. В перспективе речь может идти о функциональной специализации и разделении задач между вооруженными силами России и США в данных регионах.

Например, Россия призвана обеспечить общую безопасность, а США – решать тактические вопросы, связанные с конфликтами и возмущениями. Борьба с терроризмом остается обязанностью всех государств.

Военное присутствие России в Армении имеет другие основания и цели, но и оно не может рассматриваться как благоприятный фактор в перспективе. Предлагается пересмотреть роль России в Южном Кавказе и Центральной Азии. Это включает полный отказ России от имперского характера военного присутствия, что включает расположенные в Южном Кавказе военные базы.

Россия не может надеяться на возвращение в регионы своих вооруженных сил даже на новых политических условиях и договоренностях. Иначе должны выглядеть и формы российского военного присутствия, рассчитанные на обеспечение безопасности и взаимопомощи, а не на сохранение своего имперского влияния. Такой пример уже имеется в Кыргызстане, и США должны поощрять данную политику России и государств регионов.

Таким образом, военная политика США в Южном Кавказе и в Центральной Азии должна быть направлена не столько на усиление американского военного присутствия, а построение разумной системы безопасности, при участии данных государств и России.

В материалах Совета по международным отношениям нет непосредственного утверждения о возможности и целесообразности использования ОДКБ в осуществлении задач США в Центральной Азии, но логика рассуждений, так или иначе, приводит к пониманию такой перспективы.

Считается, что прием государств Южного Кавказа в НАТО не нужно ускорять, ни с позиций обороны, ни политически. В Южном Кавказе имеются в основном благоприятные ожидания в сфере безопасности и обороны, так как в этом заинтересованы все стороны, в том числе и Россия.

Исламские и другие радикальные движения не имеют перспектив в Южном Кавказе, угрозы с Северного Кавказа в значительной мере локализированы.

Включение данных государств в НАТО без решения внутрирегиональных проблем может привести к нарушению балансов интересов, которые сложились в регионе.

Имеются значительные, пока далеко не вполне использованные возможности для укрепления обороноспособности государств Южного Кавказа, в рамках программ НАТО и сотрудничества с США. Важно, чтобы инициативы и мероприятия по обеспечению безопасности региона соответствовали реальным задачам национальной безопасности и безопасности энергетических коммуникаций, а не амбициям политических элит.

Урегулирование конфликтов в Южном Кавказе должно основываться на принципах приоритетности сохранения мирной ситуации, учете интересов всех сторон и соблюдения прав человека и гуманистических принципов. В утверждении данных принципов велика роль Европейского союза, что было продемонстрировано во время военного конфликта в Грузии.

В докладах Совета отмечается, что нельзя подавать сторонам конфликта необоснованных надежд и ориентировать на силовое решение проблем, отдавая предпочтение той или иной стороне.